Золотой угол — секрет успеха в гонке

Как команда Cashback World разгадала тайну венгерской трассы

Гонка на озере Балатон стала одной из самых зрелищных за все 14 сезонов чемпионата мира Red Bull Air Race. Не в последнюю очередь потому, что у пилотов на трассе был выбор — как лучше полететь, чтобы выиграть драгоценные доли секунды. 

И на волю случая они не полагались. После каждого вылета вместе с тактиками своих команд они склонялись над ноутбуками и обсуждали, что они сделали не так и как это можно исправить. 

И чуть ли не лучше всех с выбором тактики справилась команда Cashback World. Пилот команды Пит Маклауд завоевал в Венгрии бронзу, уступив победителю гонки Мэтту Холлу всего 0,127 сек.; а от Бена Мерфи, которому досталось серебро, канадца и вовсе отделили какие-то 0,009 сек. И это невероятный прогресс для Маклауда, которые на первых двух этапах сезона занял лишь девятое место. 

Вернер Вольфрум стал тактиком команды Маклауда в начале этого года, но в авиагонках он давно уже не новичок. С 2015 года Вольфрум был членом команды Ханнеса Арха, он помог австрийскому пилоту выиграть две гонки и занять третье место в сезоне — можно не сомневаться, он кое-что знает о том, как выбирать победную траекторию. 

«Я разработал специальные инструменты, с помощью которых могу показать Питу трехмерную визуализацию с разными вариантами, — рассказывает Вольфрум о своем вкладе в работу команды. — Мы можем перемещать нашу точку зрения вокруг модели и сравнивать варианты траектории на несколько секунд вперед. Картинка расскажет вам больше, чем тысячи слов, а анимированная 3D-визуализация — больше, чем миллион...»

Вольфрум точно знает, как именно Маклауду удалось в Венгрии опередить соперников. «На Балатоне пятые ворота [они же ворота 13] с границей трассы были самым сложным элементом и ключом к успеху, особенно из-за ветра.  Если проходить их более горизонтально, то можно проехаться на аэродинамическом сопротивлении как на волне, но при этом возрастает риск вылететь за пределы трассы. Если же проходить их вертикально, то точно останешься на трассе, но потратишь больше энергии, — объясняет Вольфрум. — Именно здесь и нужно было найти так называемый "золотой угол", а вычислить его было непросто, в том числе и потому, что значительные коррективы вносил постоянно меняющийся ветер».

Золотой угол

«Золотой угол» — это термин, которым Вольфрум и Маклауд называют оптимальную траекторию прохождения особенно сложных ворот, но Вольфрум подчеркивает, что объяснить его не так-то просто.

Чтобы наглядно показать траекторию Маклауду, Вольфрум берет лист бумаги и вставляет его между границей трассы и воротами. Он сгибает бумагу и объясняет: если пройти поворот более горизонтально, то можно зацепить границу трассы, но если выбрать вертикальный маневр, то пространства Маклауду должно хватить.

Если будет сильнее дуть боковой ветер, то пилоту можно выбрать немного более горизонтальную траекторию, поэтому что ветер отнесет самолет от границы трассы. Так Вольфрум продемонстрировал Маклауду, что самый короткий способ выполнить маневр — это выжать из самолета максимум. Но после маневра вертикального разворота с неидеальным радиусом самолет всегда летел медленнее. Если радиус был немного больше, самолет летел быстрее.

Werner Wolfrum's 3D visualisation tool

Из всех этих прикидок можно сделать вывод о том, какая траектория будет оптимальной. «Нет смысла давать пилоту математические выкладки или рассказывать ему о параметрах трассы, — утверждает Вольфрум. — Единственный способ донести до него информацию — это помочь ему "почувствовать", какая из возможных траекторий будет самой короткой. И как мне кажется, это возможно, только если вместе обсуждать проблемные участки трассы и возможные варианты их прохождения. Опыта у пилота больше всех — и точно больше, чем у тактика. Поэтому для меня мнение и ощущения пилота так же важны, как и технические данные, которые мы получаем после вылета».

Вносит коррективы в выработку верной тактики и ветер. Так, в Венгрии ни один из раундов гонки не был похож на предыдущий. За дождем и порывами ветра до 40 км/ч наступал полный штиль и ярко светило солнце. А сказывается ли такая переменчивая погода на «золотом угле»? «Да, и мы много обсуждали силу и направление ветра перед выходом на трассу. Ты можешь примерно понять, куда и с какой скоростью дует ветер, например, по дыму, который идет из труб, по волнам на воде или по тому, как колышутся на ветру пилоны. Если ветер сильнее, то угол может быть на пять-десять градусов больше», — говорит Вольфрум. 

 

Werner Wolfrum (r) downloads the data from McLeod's plane

Когда ты летишь со скоростью 370 км/ч, очень сложно точно отмерить пять и даже десять градусов. Вольфрум сравнивает столь стремительные полеты с ездой по скоростной трассе. «Это то чувство, когда ты едешь на большой скорости, и дорога кажется все уже и уже. Только представьте: тебе нужно попасть в цель, ты приближаешься к ней, но на такой скорости 10 градусов — это ничто. И это не перестает меня поражать. Что миллиметровое отклонение ручки управления на такой скорости при перегрузке в 10 g творит чудеса — я до сих пор не понимаю, как такое в принципе возможно. А возможно это, только если пилот и самолет стали единым целым. Все зависит от мельчайших деталей. От миллиметров, и запросто можно переборщить. Поэтому Пит должен сам почувствовать трассу, а не ждать от меня цифру или угловую меру».

Маклауд считает, что новый тактик стал для команды ценным приобретением. «Вернер обращает внимание на ВСЕ составляющие анализа... от двигателя и конфигурации самолета до траектории полета, включая трехмерные модели и анализ и даже эффективность той или иной траектории. На сегодняшний день в Red Bull Air Race важно не только, по какой траектории ты летишь, но и как ты это делаешь!»

Командная работа

У членов каждой из команд, участвующих в чемпионате мира, есть свой способ работать друг с другом. Так как же тактик и пилот приходят к решению проблемы, если нужно определить каверзную траекторию или если что-то пошло не по плану?
 
«Я озвучиваю свои варианты, а у Пита может быть и отличное от моего мнение, и мы обсуждаем различные варианты, — рассказывает Вольфрум. — Мне кажется совершенно бессмысленным в одиночку продумывать трассу и разрабатывать тактику, а затем идти к Питу и говорить, что вот оно — решение, и тебе нужно сделать то, что я считаю нужным. Нужно все обсуждать и приходить к тому, чтобы у Пита было такое же представление о трассе, ведь лететь по ней предстоит именно ему. Моя цель — показать Питу все возможные варианты со всех точек зрения, и потом уже он, и только он, сможет выбрать верный вариант, потому что только он знает и чувствует, как ведет себя самолет».

У авиатренажера Вольфрума есть два режима работы: тренировка и визуализация. Маклауд не любит работать на тренажере, потому что на нем он не «чувствует» перегрузку, которая является важным фактором при определении силы нажима на ручку управления. Но для визуализации тренажер подходит как нельзя лучше.

С его помощью Вольфрум и Маклауд могут «пройти» любую точку на трассе, вокруг трассы, посмотреть на нее снаружи, со стороны и сразу за воротами. И это еще одно из назначений тренажера — собрать воедино все данные, поступающие с самолета, построить на основе этих данные траекторию и показать ее со всех сторон. «Наши обсуждения помогают Питу прояснить все составляющие и их взаимосвязь. А навыки и опыт Пита позволяют ему обрабатывать полученную информацию и находить правильную траекторию», — говорит Вольфрум.

С ним согласен и Маклауд: «В конце концов пилоту нужно вылетать на трассу и воплощать траекторию в жизнь, но всегда будет влиять и человеческий фактор... этот инструмент так хорошо работает, потому что наглядные тренировки — это очень эффективный способ подачи информации».

Похожие статьи
Похожие пилоты
Master Class Master Class

Пит
Маклауд

 Canada CAN
Текущий рейтинг Ranking
6
Победы в сезоне Race wins
0
Всего сезонов Seasons
7
Рейтинг прошлого сезона Last yr. ranking
8